Warning: Use of undefined constant ddsg_language - assumed 'ddsg_language' (this will throw an Error in a future version of PHP) in /var/www/applefavorite/data/www/applefavorite.ru/wp-content/plugins/sitemap-generator/sitemap-generator.php on line 45
Японский суд встал на сторону samsung в споре с apple

Samsung выиграл в японии суд с «яблочным» конкурентом

Apple vs Microsoft — кампания Get a Mac

В 2006 году Apple запускает весьма успешную «сравнительную» рекламную кампанию Get a Mac («Купи себе Mac»), в которой сравнивались компьютеры Apple и PC

«Мак» представлял хипстер в раздолбайском прикиде, а PC — неважно выглядящий офисный служащий в очках и костюмчике, который жаловался на вирусы, шпионский софт и прочие неприятности, характерные, главным образом именно для платформ на Windows. Целью кампании было показать превосходство Mac над PC во всех возможных аспектах

Ниже приводится видео, где собраны все эти ролики с 2006 по 2009 год. Приятного просмотра.

Корпорация Microsoft, впрочем, в долгу не осталась. Сперва появился ролик, в котором показывался весь возможный диапазон пользователей PC с целью опровергнуть «стереотип», показанный в роликах Apple.

К сожалению, слишком отчётливо было видно, что это «наш ответ Чемберлену», так что даже складывалось впечатление, будто руководителей Microsoft рекламная кампания Apple задела за живое по-настоящему.

В добавление к этому Microsoft выпускает серию роликов Laptop Hunters, главные герои которых пытаются купить ноутбук, имея в кармане только 1000 долларов. Ниже приведён один из них.

Apple с ответом — как водится, в меру нахальным, — долго не тянула:

Как бы там ни было, Microsoft Windows по-прежнему остаётся самой популярной в мире операционной системой, компьютеров с Windows в мире гораздо больше, чем «Маков». Зато Apple в 2010 году выпустила первый iPad, который оказался миной замедленного действия для всего рынка ПК в целом.

Кого считать победителем, оставляем решать пользователям.

Samsung vs Apple: «раболепное копирование» и «гении не потребуются»

Схватка между Samsung и Apple продолжается не первый год, и, как и в случае с Microsoft и Google — на всех фронтах, включая судебный. Причина в том, что Apple усмотрела в смартфонах и планшетах Samsung «раболепное копирование» iPhone и iPad (и небезосновательно), а во-вторых, Samsung стал флагманом операционной системы Google Android, за которую покойный Стив Джобс обещал устроить Google «термоядерную войну».

Войны не случилось, а вот судебный процесс Apple в прошлом году с грохотом выиграла, отсудив миллиард долларов за нарушение патентов.

И до и после обе компании обменивались «любезностями». Samsung злобно обстёбывал фанатов Apple, выстраивавшихся с ночи в очереди за очередными гаджетами:

Что интересно, Apple на сей раз предпочла на наскоки Samsung не отвечать вовсе. «Обратка» пришла со стороны поклонников iPhone, произведших на свет издевательские на рекламу Samsung, перечисляя недостатки Samsung S III и подчёркивая функции iPhone, про которые Samsung умалчивает в своих рекламных материалах.

Ну, а промежуточный итог их противоборства заключается в том, что «поголовье» аппаратов на Android намного превосходит численность аппаратов на iOS, однако Apple по-прежнему извлекает львиную долю всей прибыли на рынке смартфонов и планшетов, несмотря на обилие голосов, сулящих этой компании скорбь и погибель.

Кто победил, говорить пока рано, бой продолжается.

По большому счёту, «рекламные войны» редко свидетельствуют о силе «агрессора». Это видно и из вышеприведённых примеров: все эти кампании имели целью не столько привлечь интерес потребителей к какому-то продукту, сколько приуменьшить успехи конкурентов, обычно превосходящие достижения «нападающей стороны». Иногда это работает, иногда нет, но чему такие кампании способствуют точно, так это развлечению наблюдающих.

Как Samsung исправить ситуацию?

Один из блоггеров и авторов The Verge Влад Савов однажды написал пост о том, как Samsung решить ее проблемы. По его мнению, корейцы должны создать ассортимент действительно хорошо проработанных, качественных смартфонов. О такой перспективе, кстати, говорили и сами представители Samsung.

Это далеко не первая компания, которая теряет прибыли и не может найти пути к восстановлению своего некогда выгодного положения. Реальные примеры подобных историй прямо у нас перед глазами, это кризис BlackBerry, Nokia и HTC. Причем они тоже пытались создать новые версии своих мобильных устройств, улучшенные и более совершенные. Но время вспять они повернуть так и не смогли.

В перспективе Samsung продолжит терять свое место главного конкурента Apple. К тому же многие сходятся во мнении, что сегодня именно смартфоны Xiaomi являются самой бесстыдной копией iPhone, но никак не мобильные устройства Samsung. В то же время Google активно развивает новые партнерские отношения с производителями Nexus-устройств, интегрируя в эти гаджеты новейшую Android 5.0 Lollipop. В рядах ее партнеров сейчас HTC, Asus, LG и Motorola, но, заметьте, не Samsung.

Отсутствие Samsung в этом списке не на пользу и самой Google. Ведь корейская компания всегда была ее главным партнером и рекламистом. В новых условиях интернет-гиганту придется идти на сотрудничество с другими производителями мобильных устройств, в том числе и с китайскими, на совсем новых условиях. Использование Android не будет ограничиваться требованием следовать указаниям Google, что приведет к большей дифференциации, экспериментам и инновациям в сфере мобильного ПО и смартфонов. То есть, Google в складывающейся ситуации теряет контроль над своими лицензиатами и, соответственно, теряет прибыли, уже лишившись своего самого прибыльного партнера, Samsung.

К тому же у самой Google есть немало неразрешенных проблем. Это и нерешенный вопрос интеллектуальной собственности в ситуации с Oracle, и прекращение партнерства с Motorola, и смена рода деятельности Энди Рубина, создателя самой платформы Android. В таком контексте Google будет непросто конкурировать с iOS в 2015 году. С другой стороны, сейчас это единственная реальная альтернатива.


iPhones.ru

Борьба Apple против Samsung в залах судебных заседаний принесла компании из Купертино сомнительную выгоду. Таким образом, в Азии производитель iPhone пошел другим, более прямым и эффективным путем: начав очень успешное наступление на рынке смартфонов. В итоге Samsung теряет прибыли, оставаясь позади Apple, как и другие лицензиаты Android и Windows Phone. В снижении прибылей Samsung на…

В снижении прибылей Samsung на сей раз виновата именно Apple, а не Xiaomi

Критики Apple могут в один голос утверждать, что корейский производитель теряет прибыли из-за появления на рынке смартфонов массы неплохих и при этом недорогих моделей от местных производителей вроде Xiaomi. Однако на самом деле, как показывает статистика, Samsung страдает именно от ужесточившейся конкуренции в премиум-сегменте данного рынка. А ведь здесь производитель Galaxy соперничает за кусок пирога как раз с Apple, противопоставляя iPhone свои Galaxy S и Note, в частности, тот же Galaxy Note 4, появившийся во второй половине 2014 года.

Перед самим релизом Note 4 некоторые журналисты принялись раздувать настоящую шумиху вокруг этого продукта. Так, Брэд Молен из Engadget назвал Note 4 «лучшим смартфоном с большим дисплеем, который можно купить на текущий момент». Подобные заявления подкреплялись взятыми с потолка показателями работы новинки. К примеру, от потребителей утаили, что процессор в Note 4 не тянет огромное разрешение дисплея должным образом. Да и в тестах Open GL этот смартфон от Samsung показал более чем скромные результаты, значительно уступив iPhone 6 Plus, что не удивительно. Стандартный GPU из линейки Mali от ARM — не самое эффективное на рынке решение, которое скорее плетется в хвосте, чем составляет реальную конкуренцию другим графическим чипам.

Сейчас становится все более очевидно, что при покупке планшетофонов от Samsung пользователи в первую очередь руководствовались своим желанием заполучить гаджет с большим дисплеем. А вот все «инновации» корейцев или «привлекательность» платформы Android тут абсолютно ни при чем. Да и в плане производительности их смартфонам похвастаться особо нечем.

Соответственно, как только Apple выпустила свои собственные смартфоны с большим дисплеем, вся популярность Samsung Note куда-то испарилась. Аналитики из Strategy Analytics предсказывали Samsung в четвертом квартале 2014 года снижение объемов поставок на 13%. Тогда как реальные цифры показали сокращение прибыли от продажи мобильных устройств более чем на 64% в годовом исчислении.

В третьем квартале Samsung сообщила о не менее удручающих показателях прибылей от продаж мобильных устройств: они сократились на 74%. Аналитики в течение всего 2014 года отмечали, что южнокорейская компания находится под колоссальным давлением, как в недорогом сегменте рынка смартфонов, так и премиум-сегменте. В первом случае причиной тому – расцвет Xiaomi, а во втором — успехи Apple.

Само собой, Samsung продолжает борьбу на обоих фронтах. Однако последние опубликованные отчеты говорят лишь об одном. Потери компании в третьем квартале 2014 года стали результатом того самого «термоядерного удара» Apple по конкурентам. Ведь производитель iPhone нацелился именно на премиум-сегмент рынка смартфонов. И именно здесь Samsung Electronics получала львиную долю всех своих прибылей. Потери корейцев грозят оказаться еще более масштабными, когда другие лицензиаты Android заполучат и рынок недорогих смартфонов.

Microsoft vs Linux: кампании Get The Facts и Compare

В начале 2000-х Microsoft сделала ОС Linux и весь софт с открытыми источниками объектом постоянных нападок. С чем это было связано, понять можно: корпорация Microsoft боролась (и борется) за серверный рынок, где у Linux позиции были довольно сильны уже тогда, десять-двенадцать лет назад. Ровно по этому поводу Стив Баллмер пообещал, что Microsoft будет бороться с Linux всеми возможными способами. В 2004 году Microsoft запускает антирекламную кампанию Get The Facts, в рамках которой пыталась доказывать, что серверное ПО Microsoft лучше, а главное, дешевле в эксплуатации (стоимость владения ниже), чем всевозможные «открытые» решения. Кампания проводилась через печатные и электронные СМИ.

Впрочем, хотя кампания и называлась «Get The Facts» («Узнайте факты»), изобилие натяжек, неоднозначности и двусмысленности позволили СМИ и просто противникам Microsoft заявить, что кампания Get The Facts построена на эксплуатации «страхов, неопределённости и сомнений», а с фактами так как раз весьма плохо.

В 2006 году автор Get The Facts Мартин Тэйлор ушёл из Microsoft, а на следующий год компанию вполне официально переименовали в Compare; активная стадия борьбы с Linux на этом, кажется, закончилась.

В свою очередь, сообщество Open Source учинило Microsoft глобальный «холивар», продолжающийся и поныне.

Реклама на Компьютерре

В сухом остатке имеем следующее. По состоянию на начало 2013 года доля Linux на десктопах составляет 1,21%, а Windows — 91,49%. Доля на серверах данные сильно разнятся, в зависимости от того, кто считал и каким методом: W3Techs полагает, что на Linux работают 32,9% серверов (плюс 1,16% на BSD, плюс ещё 30% с лишним на других UNIX-подобных системах), в то время как доля Microsoft здесь 35,3%. IDC, исходя из данных о выручке, Microsoft долю рынка 47,9%, всё остальное приходится на UNIX-подобные системы, включая Linux (22,1%).

Кто победил? — Сложный вопрос.

Экраны, которым завидует Retina

Пока производители смартфонов стремительно переходили на емкостные экраны (тут Apple действительно задала тренд), Samsung решила копнуть технологию немного глубже и представила дисплеи, построенные на AMOLED-матрице. Разместив чувствительные электроды между субпикселями экрана, инженеры Samsung сумели кардинально повысить его прозрачность. Как результат — яркая и насыщенная картинка с неповторимым уровнем контрастности и цветопередачи.

В 2010 году Apple представила iPhone 4 с новым Retina-экраном. «Экран, пиксели которого не различимы человеческим глазом», — с воодушевлением заявлял Джобс во время презентации.

На этот счет есть немало споров и научных подтверждений, указывающих на то, что плотность в 326 пикселей на дюйм (именно таким показателем мог похвастать iPhone 4) все еще различима органом зрения человека.

По сути, назвать Retina-экраном можно было бы устройство, дисплей которого имел бы плотность в 477 пикселей. Таким показателем не может похвастать ни один гаджет Apple и сегодня.

В этом же году Samsung, наладив поставки Retina-дисплеев для iPhone 4, представила свои смартфоны серии Wave и Galaxy S. Их главная особенность — наличие Super AMOLED-экрана. Он оказался на 30% ярче и на 20% контрастнее хваленых Retina.

Samsung и сегодня использует Super-AMOLED дисплеи собственного производства. За плечами компании 6 лет эксплуатации и доработки технологии, построенной на органических светодиодах. К клану OLED-экранов Apple планирует присоединиться только в следующем году.

Цель Apple — источники прибыли Samsung

При всем этом в Samsung прекрасно понимают ценность премиум-сегмента на данном рынке. В своем последнем отчете о прибылях и убытках корейцы сообщили инвесторам, что их план на 2015 год включает в себя «фокус на увеличении поставок смартфонов и на обеспечении прибыльности с помощью новых продуктов».

С 2010 года товарный ассортимент Samsung пополнялся за счет копий iPhone и iPad. А борьба с плагиатом в судах не приносила особых результатов Apple

И не важно, что оспаривал производитель iOS-устройств — клонирование его дизайнерских разработок, особенностей пользовательского интерфейса, конфигураций и функций или даже маркетинговых стратегий и упаковки. Все эти суды немногим помогли Apple в защите ее изобретений

Таким образом, чтобы эффективно сразить противника и отправить его обратно в его личный «Каменный век», эру до копирования iPhone, Apple пришлось придумать более изощренную тактику. Она заключалась в производстве собственных смартфонов с большим дисплеем. Но главным козырем в этой борьбе стало использование фирменной системы-на-чипе Apple Ax и внедрение уникальных функций вроде Touch ID, Continuity и Apple Pay. Не стоит забывать и о смарт-часах Apple Watch, которые очень скоро поступят в продажу. Все это элементы «термоядерного удара» по Samsung и его главным источникам прибыли на мобильном рынке — линейкам Galaxy S и Galaxy Note.

На протяжении длительного времени Samsung оставалась более крупным производителем смартфонов в сравнении с Apple. Но ее прибыли начали резко возрастать именно с 2010 года, когда корейцы использовали стратегию копирования iPhone в создании линейки Galaxy S. Так же планировалось использовать и успех iPad — повторять его дизайн в собственных планшетах. Но это начинание увенчалось гораздо меньшим успехом.

Не поспоришь, что в производстве планшетов Samsung оказалась далека от успеха, собственно, как и другие держатели лицензии Android. Но вот создание гибрида — «фаблета» Note — который объединил в себе функциональность планшета и смартфона, оказалось вполне успешным предприятием.

В этом контексте напомню, что Samsung не всегда взимает полную стоимость за каждый свой гаджет. То есть, часто производитель предлагает покупателям акционные предложения вроде «купи один и получи один в подарок». Это помогает обеспечить корейцам хорошие показатели объемов продаж. В некоторых случаях в довесок к смартфону предлагается бесплатный планшет. Однако обе практики на самом деле снижают показатели средней продажной цены устройства и сами прибыли.

Хотя стоит признать, что даже в таких условиях прибыльность линеек Galaxy S и Note просто таки «вытягивала на себе» доходы всего мобильного подразделения Samsung. А ведь оно занимается производством не только смартфонов, но и планшетов, и компьютеров, и сетевого оборудования. Более того, за счет продаж смартфонов и планшетофонов обеспечивалась большая часть прибылей Samsung Electronics. Это часть корпорации, которая выпускает и бытовую технику, и телевизоры, и чипы памяти, и ARM-процессоры. В начале 2014 года продажи смартфонов Samsung в премиум-сегменте принесли Samsung Electronics 70% всех ее доходов.

В этом свете вызывает удивление вот какой факт. Как ни странно, многие аналитики в индустрии потребительской электроники озабочены тем, что Apple получает примерно 50% своих доходов от продаж iPhone

Хотя мало кто обращает внимание на Samsung Electronics, ведь в ее случае целые 70% всех прибылей приходят именно от продаж смартфонов, которые смело можно назвать корейской версией iPhone. Более того, вряд ли кто-то задается вопросом, а что станет с Samsung, если эти прибыли начнут сокращаться

Патентование программ

Самым запутанным в области владения интеллектуальной собственностью оказывается положение с патентованием компьютерных программ. С одной стороны, программы — типичный технический продукт, в таком качестве они ничем не отличаются от автомобиля или бытовой электромясорубки, и потому патентование их кажется естественным. С другой — они есть лишь практическое воплощение математических и дизайнерских идей, а идеи, как известно, патентованию не подлежат. Так общество ограждает себя от необоснованной приватизации общедоступных знаний — легко представить себе, что было бы, если бы патентовалась каждая научная теория.

В результате такой неоднозначности в США (и Японии) программы патентуются, почти во всем остальном в остальном мире — нет, охраняясь обычным авторским правом, наравне с литературными произведениями. Так как обойти это условие крайне просто — достаточно, например, переписать программу на другом языке программирования, — то существует множество ухищрений: патентуют «способы управления», элементы дизайна и оформления охраняют товарными знаками и т.п. Тем не менее все ключевые особенности современных программ немедленно перехватываются сообществом и становятся общим местом. Программами невозможно было бы пользоваться, если бы патентовали и запрещали свободно применять такие детали интерфейса, как окна, иконки, главное меню, адресную строку и прочие общеупотребимые вещи.

Попытка засудить Linux

Пару недель назад, кажется, пришла к финалу и десятилетняя история о том, как компания SCO пыталась паразитировать на Linux — свободной системе, специально придуманной, чтобы обойти проблемы, связанные с патентованием программ и их элементов. В истории этой были и суды, и кражи, и даже самоубийства по неустановленным причинам, так что она могла бы послужить основой для неслабого триллера. Отметим, что Linux — система, основанная на Unix, но с полностью заново написанным кодом. Ее спроектировал Линус Торвальдс для создания бесплатной альтернативы Unix, лицензии на которую в те времена как раз стали зашкаливать за десятки тысяч долларов.

До поры вполне приличная и ничем не выдающаяся компания, носившая тогда, в девяностые годы, название Caldera, не выделялась ничем особенным среди других поставщиков программных решений на основе операционной системы Unix. В конце девяностых она приобрела права на умирающую уже операционную систему DR DOS, которая представляла версию продукта от изначального разработчика системы DOS Гари Килдалла, и умудрилась отсудить у Microsoft 250 миллионов долларов за использование в течение многих лет своей версии MS DOS. Несомненно, этот успех и вдохновил руководство компании на последующие действия. Отметим, что огромную роль в истории и первоначальном успехе Caldera сыграл бывший гендиректор Novell Рэй Ноорда, поддержавший ее через свою венчурную компанию Canopy Group.

В 2001–2002 годах Caldera приобрела довольно известную компанию SCO, а вместе с ней некоторые права на Unix, в том числе управление лицензиями на прежний код Unix, принадлежащий компании Novell. В 2002 году в компанию пришел новый директор Дарл МакБрайд и первым делом переименовал ее в SCO Group. В марте 2003 года обновленная компания подала в суд на IBM с беспрецедентным по тем временам иском на миллиард долларов за якобы использование принадлежащего ей кода в Linux, и заодно разослала крупнейшим компаниям письма, в которых заявляла, что потребует оплаты лицензий на использование Linux.

Вскоре после этого события приняли трагический оттенок. К тому времени Рэй Ноорда, стоявший у истоков всей истории, отошел от дел, но его дочь, Валь Ноорда-Крейдель, возмущенная оборотом, который приняли события, в декабре 2004 года добилась увольнения проворовавшегося Ральфа Ярро, сменившего Ноорда в руководстве Canopy (и бывшего инициатором приглашения МакБрайда). Через несколько дней после увольнения Ярро застрелился ИТ-директор Canopy Роберт Пенроуз. В марте 2005 года суд признал Ноорда некомпетентным из-за возраста, однако Ярро не вернулся на место директора, удовлетворившись компенсацией как раз в виде пакета акций SCO. Через неделю после соглашения Валь Ноорда-Крейдель была найдена мертвой; по официальной полицейской информации, она также застрелилась. И если мотивы самоубийства Пенроуза предположительно ясны — он мог быть обвинен в присвоении трех миллионов долларов, переданных ему Ярро, то причины смерти Валь неизвестны до сих пор.

В 2007 году суд постановил, что SCO не имеет никаких прав на код Unix, по-прежнему принадлежащий изначальному владельцу в лице Novell, а истцу принадлежит только право на управление лицензиями. Но самое главное, что Дарл МакБрайд не смог представить суду ни строчки кода, скопированного с новелловской Unix, — все его заявления оказались лишь голым пиаром. Причем небезуспешным: кое-кто все-таки раскошелился, не желая ввязываться в судебные тяжбы (на что, видимо, и был расчет). Но эти халявные деньги не спасли SCO, растратившую всю наличность в тяжбах и на пиаровскую поддержку, — в том же 2007 году ей пришлось первый раз объявить себя банкротом. Тем не менее даже уволив в 2009 году одиозного МакБрайда, SCO не успокоилась. Уже в апреле текущего года она вдруг возникла из забвения и пообещала вновь поднять иск к IBM. Но это была уже агония: в начале августа SCO Group окончательно признала себя банкротом в соответствии с Главой 7 Кодекса о банкротстве США (седьмая глава означает ликвидацию компании).

Так ли уж похожи продукты Apple и Samsung?

Samsung Galaxy Tab, безусловно, заимствовал главную идею iPad — управление одной кнопкой, с переносом всех остальных функций на сенсорный экран. Однако перепутать планшеты даже визуально может только очень предвзятый человек: во-первых, Galaxy Tab существенно меньше (7-дюймовый экран против 9,7 у iPad), и главное, почти вполовину легче. В результате, по отзывам многих пользователей, Galaxy Tab пользоваться гораздо комфортнее — он легко умещается в карман плаща или дамскую сумочку. Рука от продукта Samsung меньше устает, когда долгое время приходится держать устройства на весу — например, при чтении текстов в дороге. Видео просматривать комфортнее на большом экране iPad (имеющего к тому же в полтора раза большее время работы от аккумулятора), но главное отличие между ними все же кроется в свойствах операционных систем. Приложений к открытому Android намного больше, чем к iOS, где Apple применяет строгую политику фильтрации, в результате некоторые функции, может быть и второстепенные, но важные для определенных категорий пользователей, на iPad не могут выполняться в принципе. Как пример из жизни, заставивший моего брата-строителя стать рьяным поклонником устройств на Android: просмотр конструкторской документации в формате AutoCAD с легкостью выполняется под Android, но невозможен на планшетах Apple — а это целый пласт потенциальных пользователей, которым как раз планшеты очень удобны. Автор этих строк, оказавшийся поневоле привязанным к iPad в течение десяти дней в качестве единственного средства коммуникации, не смог на нем выполнить простейшую операцию: скачать и переслать другому корреспонденту вложение в электронное письмо. Так что в качестве рабочего инструмента, вероятно, планшеты под Android предпочтительнее.

Кому все это выгодно, а кому не очень?

Уже стало общим местом считать, что послевоенная Япония поднялась на заимствовании и талантливом воспроизводстве чужих идей. В настоящее время по этому же пути небезуспешно следует Китай. Мало того, если непредвзято взглянуть на многие достижения СССР (особенно дозастойного периода), то выясняется, что они тоже были заимствованиями с западных образцов. Стыдиться этого не следует: хороший пример дает отечественный пылесос «Ракета», оставшийся неотъемлемой частью детских воспоминаний моего поколения. Скопированный когда-то с точностью до деталей дизайна с Model V фирмы Electrolux, этот пылесос в отечественном исполнении и на отечественных материалах стал символом надежности: граждане СССР утверждали, что если сбросить его с восьмого этажа, то и тогда с ним ничего не случится.

Через копирование американского B-29 под названием «Ту-4» А.Н. Туполев сумел поднять авиационную промышленность СССР на невиданные высоты: пришлось освоить огромное количество новых процессов, материалов и технологий, которыми раньше в Советском Союзе не владели

При этом важно, чтобы копирующая сторона имела необходимый задел: только тогда заимствование будет успешным и выгодным. Конструктор беспилотных аппаратов Николай Долженков в одном из интервью описывает случай, когда не смогли скопировать устройство, которое при приземлении отделяет парашют от самолета: просто не было станков, которые позволяли бы достичь такой чистоты обработки поверхности

То есть настоящее копирование — дорогое удовольствие. В истории СССР есть примеры и положительных, и отрицательных заимствований. Безусловно положительным было внедрение технологий «Фиат» в автомобильной промышленности — недаром «Жигули»-«классика» продержались на рынке до последних лет. Вся советская микроэлектронная промышленность была создана по западным образцам, благодаря чему наши специалисты вышли на мировой рынок вполне подготовленными. А вот аналогичная попытка с копированием вычислительных машин фирмы IBM в семидесятые годы вышла, наоборот, боком, почти полностью остановив собственные многообещающие разработки* и приведя к неустранимому отставанию в этой области.

Так что вопрос с заимствованием чужих идей с точки зрения общественного блага не является однозначным: неправы как те, кто полагает, что изобретение принадлежит лишь его автору, так и те, кто готов его априори объявить общественной собственностью. Как и во многих других случаях, все зависит от того, кто, в каких условиях и с какой целью копирует: это может быть и откровенное воровство, и безусловно благое деяние на пользу окружающим. Возвращаясь к спору между Apple и Samsung и оценивая его в отрыве от формальностей, нельзя не признать, что заимствовав и творчески переработав концепции и технологии американцев, южнокорейские инженеры сделали скорее благое дело, удовлетворив потребности более широкого круга потенциальных потребителей.

* См. «Новую газету» от 20.04.2012 — «У нас была бы лучшая в мире персональная ЭВМ»

Ссылка на основную публикацию