Warning: Use of undefined constant ddsg_language - assumed 'ddsg_language' (this will throw an Error in a future version of PHP) in /var/www/applefavorite/data/www/applefavorite.ru/wp-content/plugins/sitemap-generator/sitemap-generator.php on line 45
Глава швейцарской часовой компании вошел в штат разработчиков iwatch

Американская история w

Скромный миллиардер

Первые пластиковые Swatch вышли в 1982 году, и это был потрясающий успех. За год было куплено более миллиона часов. «Я понял, что мы не просто продаём товар, — объяснял секрет успеха Хайек. — Мы продаём эмоциональный продукт. Покупатель надевает часы на запястье и проводит с ними весь день. Это важная часть его образа, и она не может быть просто товаром. Я знал, что, если мы добавим в продукт настоящих эмоций, мы победим». Через три года он выкупил компанию у банкиров. В то время покупатели уже спали перед магазинами в ожидании новых моделей, так же как сейчас они ждут появления новых iPhone.

В 90-х Swatch Group купила бренд Breguet: часовым заводом с 200-летней историей тогда владели бахрейнские богачи и не могли никому его продать. Хайек позвонил им и сказал, что готов стать покупателем. Ждать контракта пришлось долго: владельцы завода послали его в Швецию вместо Швейцарии. В отличие от них, Хайек знал, что делать с Breguet. Он вложил в компанию ещё 80 миллионов, построил новую фабрику, и продажи выросли в десять раз: с 4 тысяч до 40 тысяч часов в год. Swatch продавала 18–20 миллионов часов ежегодно, но Хайек понимал разницу между двумя брендами и не стремился сделать дорогие Breguet массовым продуктом. «Это предмет роскоши, как картина Гогена у вас дома», — говорил он о них.

Сам бизнесмен любил появляться на публике сразу с несколькими часами. Он жил в окружении семьи в своём огромном поместье, но сам водил машину, считая, что это демократичнее. Хайек также заставлял внуков ловить мышей в поле — за каждую кантон платил полфранка. «Он учил меня, что даже богатые люди должны приносить пользу местному сообществу», — вспоминал его внук Марк.

 В 2010 году состояние Хайека составляло 3,9 миллиарда долларов, на фабриках работало более 30 тысяч человек. В тот год 82-летний миллиардер умер от сердечного приступа в офисе своей компании. За дело взялись его дети и внуки.

Шесть часов – шесть легендарных моделей от основания IWC до наших дней…

IWC Vintage Collecton

Исторической справедливости ради стоит отметить, что эти модели снабжены механизмами карманных часов с ручным заводом, которые повторяют конструкцию самого знаменитого мануфактурного калибра IWC 98, дополненную некоторыми элементами из самых первых механизмов Джонса. Причем отдельные модели из актуальной коллекции Vintage, путешествуя из прошлого в настоящее, заметно подросли в размере по сравнению с оригиналами, которые в свое время были представлены в более компактном формате. Таким образом, в часовой коллекции IWC появились абсолютно новые модели, которые показывают, к примеру, на что был бы похож знаменитый Ingenieur 1955 года выпуска, если бы корпус наручных часов имел не 37,5, а 42,5 мм в диаметре.

Юбилейные модели, выпущенные к 140-летию IWC (справа)

Шесть моделей, выпущенных неограниченной (стальной корпус с серебристым циферблатом) или ограниченной (платина с черным циферблатом) серией – это нечто большее, чем просто подборка лучшего, что было создано в эпоху наручных часов IWC. Каждая из этих моделей в отдельности по сути стала легендой, с которой началась история современных коллекций бренда.

Нашествие гаджетов

Под их руководством компания продолжала расти. Если в 2010 году её выручка составляла 6 миллиардов франков, то в прошлом году она была 9 миллиардов. Но рост со временем замедлялся, то же самое происходило и с прибылью. В прошлом году она упала на 26,6 %, до 1,4 миллиона франков. В компании объясняют это тем, что годом ранее они включили в отчётность 400 миллионов, отсуженных у Tiffany за провал совместного производства часов. Предполагалось, что они станут конкурентами часам Cartier и Chopard, но ювелирная компания не очень активно занималась продажами. Кроме того, компания столкнулась с ростом швейцарского франка, который из-за отказа местного ЦБ от регулирования курса стал дороже евро. Несмотря на то что половина издержек Swatch исчисляется в другой валюте, этот факт всё равно отразится на бизнесе.

Но всё же главную опасность и одновременно возможность для бренда представляют новые технологии. Часы перестали быть единственным аксессуаром на руках бизнесменов и офисных работников. Теперь они также покупают фитнес-трекеры и выстраиваются в очередь за умными часами Apple Watch. Их приход на рынок предчувствовал ещё Николас Хайек, который в 1994 году выпустил на рынок часы-пейджер: небольшой циферблат показывал сообщения в виде трёхзначного цифрового кода. Этот товар не стал хитом продаж, но Хайек не утратил интереса к новым технологиям. Именно при нём появилась компания EM Microelectronic, которая занимается производством электронных компонентов. Сделанные ею детали есть в смартфонах, а также умных браслетах Garmin. Сейчас группа работает над производством аккумуляторной батареи, которая позволит умным часам работать полгода без подзарядки. Притом что часы Apple разряжаются за день. Эту же технологию можно было бы применять в электромобилях.

Значит ли это, что компания смирилась с поражением и больше не собирается удивлять мир новыми пластиковыми часами? Вовсе нет. Директор компании Ник Хайек-младший выводит на рынок Swatch Touch Zero One — совместимые с гаджетами часы для любителей пляжного волейбола. «Следом появятся новые версии Swatch Touch: Zero Two, Zero Three, Zero Four, ориентированные на другие виды спорта — сёрфинг, горные лыжи, — и не только на спорт, но, например, на кулинарию. А часы Swatch Touch Zero Six, возможно, будут называться „Камасутра“. Эти часы считают, сколько калорий вы сжигаете в какой позиции и нужно ли вам менять вашего партнёра», — рассказывает директор, который бросил режиссуру ради семейного бизнеса.

Трудно понять, шутит он или нет. Но в этом году точно выйдут Swatch NFC, с помощью них можно будет отправлять платежи и открывать дверь офиса. Внешне они не будут отличаться от обычных часов, а для всех операций будут использоваться дисплеи других гаджетов. Похоже, компания не собирается уступать Apple место на запястьях покупателей. 

Фотографии: Обложка — Белинский Юрий / ТАСС, 1 — Tupungato / Shutterstock.com, 2 — Swatch

Время покажет

Эпидемия и «нефтяные войны» на фоне общего, пусть и не лавинообразного, интереса молодых потребителей к предметам роскоши в последние годы сулят часовой индустрии нелегкие времена. И нет никаких оснований предполагать, что Россию эти проблемы обойдут — скорее наоборот.

«Я думаю, что исчезнет до 30 процентов ретейла по причине отсутствия финансовой подушки на время карантина, когда ретейл не работает, — комментирует российский часовщик Константин Чайкин, член Академии независимых часовщиков (AHСI) и обладатель специального приза престижного конкурса Grand Prix d’Horlogerie de Genève (GPHG). — После карантина нас ждет серьезное падение доходов населения, безработица, что скажется на продажах часов и предметов роскоши. Будут банкротства среди часовых компаний-производителей. Мы потеряем несколько брендов».

Потери, кстати, уже начались. 27 февраля, буквально одновременно с объявлением об отмене Watches & Wonders Geneva 2020, о своем банкротстве объявила компания RJ Watches SA — бренд RJ-Romain Jerome. Этот бренд не самый крупный и не самый известный широкому потребителю, но эксперты и коллекционеры сложных и уникальных моделей его высоко ценили. Конечно, проблемы у часовщиков начались не с коронавирусом, но он марку добил окончательно.

Александр Журавлев считает, что нынешние эпидемиологические и экономические бедствия только ускоряют процесс естественного отбора: «Это своего рода дарвинизм: сильные и большие марки пожирают маленькие. Маленькие исчезают, а у оставшихся больших за их счет продажи растут. Тут как с “Пепси” и “Кока-Колой”: двух-трех узнаваемых брендов человечеству достаточно», — грустно иронизирует он.

Da Vinci Automatic

Da Vinci Automatic, 2008 год

Da Vinci Automatic (1969 год): некоторые видят в этой модели вызов, брошенный дизайнерам 60-х годов, другие – утонченное выражение формы на языке авангарда. Первые часы с именем величайшего гения эпохи Возрождения на циферблате стали настоящей сенсацией часового салона в Базеле и предвестником кварцевой часовой революции. Оснащенные первым кварцевым механизмом Bêta 21, запущенным в серийное производство сразу после разработки одним из знаменитых швейцарских производителей, эти часы стали новой вехой в области точного измерения времени. Они показывали время в 10 раз точнее, чем сертифицированные механические хронографы. В основе механизма лежал кварцевый импульсный камень, задававший частоту колебаний электромагнитному осциллятору, представлявшему собой колесо с 250 зубьями, которое приводилось в движение крохотными собачками на рубинах и вращалось со скоростью более одного оборота в секунду. Подобный тип передачи колебаний сходен с крайне популярными в ту эпоху диапазонными часами, с той лишь разницей, что в отличие от диапазонных часов, модели на базе Bêta 21 не издавали такого шума.

Da Vinci Automatic ref. IW5461

Мастера IWC изрядно поломали себе головы, прежде чем придумали элегантное решение для первого материального воплощения новой технологии. Хотя триумф кварцевых механизмов промышленного производства ввиду дешевизны последних в итоге поставил под удар само существование традиционного ручного труда в часовом деле. Поэтому компания в конечном счете отказалась от «бездушного» кварца в пользу усовершенствованной механики, которой и оснастила вторую модель Da Vinci, представленную в 1985 году. При этом оригинальный дизайн 1969 года (часы в форме бочонка) остался свидетелем своей эпохи, найдя отражение в винтажном переиздании. О том, чтобы взять за основу кварцевый механизм и речи быть не могло: это противоречило принципам и амбициям IWC. Модель Da Vinci Automatic базируется на автоматическом мануфактурном калибре 80111 с системой двухстороннего подзавода Pellaton, надежность которой проверена временем.

Aquatimer Automatic

Aquatimer Vintage Automatic, 2008 год

В середине 60-х, когда компания IWC представленная своими часами, совершила погружение на дно океана, лишь немногие энтузиасты, такие, как Жак-Ив Кусто (Jacques-Yves Cousteau) или Ханс Хасс (Hans Hass), уже открыли для себя невероятную красоту и вместе с тем уязвимость подводного мира. Эти искатели приключений стали первопроходцами, открывавшими для человечества красоты подводного рая. Для специалистов компании IWC, в частности тех, кто занимался изготовлением корпусов, создание надежных с точки зрения работы в условиях экстремального давления часов стало настоящей проверкой на прочность. Вообще, правильное распределение времени в процессе подводного погружения становится условием сохранения здоровья, а иногда и жизни дайвера. Поэтому в 1967 году IWC впервые представила Aquatimer, часы, ставшие одним из флагманов невероятно успешного часового семейства швейцарского бренда. Отдельные технические характеристики той модели (вращающийся внутренний безель, управляемый внешним безелем) легли в основу современных дайверских моделей марки.

Aquatimer Vintage Automatic ref. IW3231

44-миллиметровые Aquatimer Automatic – это дайверские часы, оснащенные системой блокировки давления и исключительной водонепроницаемостью. Дизайн удобочитаемого циферблата до мелочей соответствует оформлению циферблатов первого поколения моделей Aquatimer, отличаясь от первоисточника лишь большим размером. Часы способны выдерживать давление воды до 12 бар. Внутри Aquatimer Vintage установлен мануфактурный калибр 80111 – тот самый, что приводит в движение модели коллекции Ingenieur. Так же было и в конце 60-х, когда автоматический калибр 8541 служил базой для работы обеих моделей, сконструированных, чтобы служить человеку в самых суровых условиях. В отличие от своего исторического предшественника, модель Aquatimer Vintage снабжена прозрачной задней крышкой.

Second watch — инновации, провокации, веселье. Навсегда!

Первое, что сделал Хайек, возглавив SMH, это перепрофилирование бюджетов и инвестиции. Значительные средства он вложил в автоматизацию и стандартизацию всех входящих в холдинг производств — часовых деталей и компонентов оснастки механизмов. Это привело к экономии и повышению качества выпускаемой продукции, так как производство стало более централизованным, а детали проектировались так, чтобы быть взаимозаменяемыми во всех брендах. Второй пункт стратегии бизнесмена был гораздо более дерзким и амбициозным…

Поддержка легендарных часовых брендов под куполом SMH была очень затратным делом, поэтому, прежде чем возрождать их, компании нужны были прибыли. Вместо того, чтобы вступить в очередной раунд сражений за свое место на часовом рынке, Хайек решил создать новый сегмент — доступных, но в то же время стильных швейцарских часов. Это должен был быть модно ориентированный продукт, который был бы настолько доступным и популярным, чтобы это приводило к повторным покупкам. Больше того, Хайек прекрасно осознавал, что для того, чтобы вернуть моду на классику (те же Omega и Tissot), этот новый супермодный прорывной бренд должен быть оснащен классическим дисплеем, а не цифровым — сохранение циферблата было крайне важным.

Фабрика Breguet. Фото journal.hautehorlogerie.org

Двум инженерам завода ETA, Эльмару Мока и Жаку Мюллеру, в конце 70-х разработавшим супертонкую модель Delirium Tremens, было поручено создать новые кварцевые часы, значительно упростив часовой механизм, что позволило бы снизить затраты на производство и, соответственно, выходную цену модели. Разработчики создали SF50 — прототип новой модели кварцевых аналоговых часов, механизм которых состоял всего из 51 детали против 151 детали моделей японской Seiko. Корпус часов решено было сделать пластиковым.

Цену нового изделия удалось существенно снизить, но для успешного захода нового бренда этого было мало, ведь азиатские производители тоже делали привлекательные ценовые предложения. По большому счету, конечному покупателю было все равно, сколько деталей включает часовой механизм, нужна была «вкусная обертка», нужна была идея. И вскоре она появилась. По задумке Хайека, часы должны были из обязательного атрибута каждого джентльмена переквалифицироваться в модный аксессуар, стать «вторым галстуком», портмоне, сумкой или ремнем, тем, что человек меняет каждый день в зависимости от ситуации, времени года и… настроения. Тогда были написаны слоганы для рекламных кампаний новых брендов: «Мода, которая тикает», «Образец сезона», «Часы как стиль жизни».

Новая модель получила название Swatch. Существует несколько версий происхождения наименования бренда. Согласно одной из них, Swatch появился в результате желания Хайека вернуть моду на швейцарские часы и означает не что иное, как сокращение от Swiss watch. По официальной же легенде компании, Swatch следует читать и понимать как second watch — «вторые часы» или «часы на каждый день».

Марка была ориентирована в первую очередь на модных молодых людей. Чтобы угнаться за всеми модными течениями и удовлетворить самые смелые запросы целевой аудитории, новые часы должны были быть по-настоящему сенсационными. Хайек принимает рискованное решение — он дает своим дизайнерам полную свободу творчества.

Привычные кожаные или металлические ремешки наручных часов были очень ограничены в цветовой палитре, циферблаты и даже форма стрелок обычно были стандартными у каждого бренда, поскольку часы приобретались один раз на много лет и должны были быть универсальными. На их фоне десятки дизайнов пластикового корпуса, циферблата и ремешка Swatch были буйством красочных и дерзких решений. Для Swatch часовой механизм был пустым холстом, на котором дизайнеры могли разместить все, что пожелают, не было абсолютно никаких правил — фотография, печать, рисунки и даже карикатуры.

Часы Swatch вышли в продажу в часовых лавках Цюриха в 1983 году по неслыханной цене $35 за штуку и быстро стали модным и популярным аксессуаром. Как пишет Bloomberg, у Николаса Хайека была своя мантра для философии Swatch: «Инновации, провокации, веселье. Навсегда!», в которой удачно был сформулирован подход Swatch к разработке продуктов и маркетинговым стратегиям. Через год было продано уже порядка 1,1 млн часов Swatch.

Часы Swatch 1983 года. Фото wiki.wildberries.ru

Portofino Hand-Wound

Portofino Hand-Wound, 2008 год

Самое элегантное и самое сдержанное в плане оформления семейство IWC восходит к модели, известной в среде коллекционеров, как ref.5251 и выпускавшейся ограниченными сериями вплоть до 90-х годов прошлого века. Эта модель не скрывает своего прямого родства с элегантными карманными часами типа «хантер», которые компания IWC выпускала на протяжении многих десятилетий. Если быть точнее, родоначальница коллекции Portofino представляла собой карманные часы, переработанные и приспособленные для ношения на запястье. В корпус с изящными креплениями и более тонким, нежели в оригинале безелем был установлен очень плоский карманный механизм калибра 95. Эта карманно-наручная модель легла в основу первой модели Portofino, представленной в 1984 году. Модели, которая возродила давнюю традицию создания элегантных и надежных повседневных часов, представленных в корпусе из золота.  У модели Portofino Hand-Wound обнаруживался очаровательный недостаток: ось подзавода совпадала с осью малой секундной стрелки, поэтому малая секундная стрелка и индикатор фаз Луны располагались в одну линию на 9 и 3 часах соответственно.

Portofino Hand-Wound, ref.5448

В модели Portofino Vintage выбор в пользу калибра 98800 позволил компенсировать ошибку в расположении индикаций. Теперь индикация фаз луны и малая секундная стрелки заняли свои традиционные места на 12 и 6 часах соответственно. Механизм на базе калибра 98, известного как калибр Джонса был доработан таким образом, что точность индикатора фаз Луны существенно возросла: суточное отклонение от реального лунного цикла накапливалось теперь за 122 года. Диаметр корпуса 46 мм соответствовал оригиналу родом из 80-х. установленное с обеих сторон сапфировое стекло приглашает во всех подробностях изучить этот великолепный образец наручных часов IWC, работающих на базе карманного механизма.

Передовые идеи и новаторский подход основателя компании IWC, положившего начало мануфактурному производству качественных механических часов, вызывают восхищение по сей день. Современные часовые коллекции марки посвящены разным темам и созданы для людей самых разных профессий и с абсолютно разными увлечениями. В каждой из них находит отражение философия IWC, которая на протяжении 147 лет существования компании вдохновляет швейцарский часовой бренд на новые уникальные проекты. На сегодняшний день IWC поддерживает ряд крупных интернациональных программ в социальной и экологической сферах, наглядно демонстрируя, что в числе приоритетов компании находится забота о человеке и сохранении окружающей его среды.

Portugesier Hand-Wound

Portugesier Hand-Wound, 2008 год

Модель Portugesier образца 1939 года – настоящая легенда в мире часового искусства. С эстетической точки зрения она максимально близка к  совершенству в том, что касается дизайна. Будучи первыми наручными часами, оснащенными механизмом карманных часов, Portugesier, можно сказать, ввели моду на столь распространенный сегодня крупный формат корпуса. Ко всему прочему модель Portugesier впервые сломала табу, запрещавшее носить на запястье модели с аутентичным механизмом карманных часов. Такие модели компания IWC с успехом выпускает и сегодня. Вне всяких сомнений, флагман коллекции Portugesier является одним из важнейших свидетелей истории развития человечества. Своим необычным именем, впервые появившимся на часовом рынке в конце 30-х годов прошлого века, коллекция обязана двум португальским торговцам, однажды заказавшим в компании сверхточные часы, которые напоминали бы о славном прошлом нации великих мореплавателей.

Portugesier Hand-Wound ref. IW5445

Первые же модели «португальцев» с самого начала были сконструированы как навигационные часы – точный измерительный прибор с полным набором соответствующих функций. Для Portugesier Hand-Wound среди множества вариантов циферблата мастера бренда подобрали одно из самых интересных дизайнерских решений, характерных для оригинальных моделей коллекции и никогда ранее не использовавшихся для современных версий Portugesier: на белом либо черном циферблате арабские цифры чередовались с продолговатыми часовыми индексами, отделенные от минутной разметки, выполненной в крайне популярном в 30-х годах стиле «железная дорога», ненавязчивой окружностью. Те же графические элементы использованы в оформлении счетчика с малой секундой стрелкой расположившегося на 6 часах. Корпус диаметром 44 мм, оснащенный фирменным безелем с углублениями, и слегка загнутые книзу крепления ремешка точно воспроизводят почти забытый дизайн оригинальной модели 1939 года с одним отличием: циферблат винтажных Portugesier закрыт полым с внутренней стороны сапфировым стеклом, защищенным антибликовым покрытием.

Калибр 98295

Внутри установлен калибр 98295, почти идентичный механизму Pilot’s Watch Hand-Wound: ручной завод, частота колебаний баланса 2,5 Гц, большой винтовой баланс, спираль Breguet трехчетвертаная никелерованная платина из нейзильбера и мосты, отделанные жемчужным зернением и декорированные Женевскими волнами. Об основателе компании, 140 лет назад открывшем часовую мануфактуру на берегу Рейна и сопровождавшем ее в первые годы существования, напоминает знаменитый удлиненный регулятор хода «стрела Джонса», позволяющий облегчить регулировку активной длины спирали баланса.

В споре Apple и таможни поставлена точка

13 сентября 2017 года экономическая коллегия Верховного суда удовлетворила ходатайство «Эппл Рус» — российской дочерней компании Apple, об отмене решений предыдущих инстанций в споре против Федеральной таможенной службы (ФТС) по пошлине на ввоз Apple Watch в Россию, сообщил правовой портал «Право.ру».

Экономическая коллегия Верховного суда при рассмотрении спора Apple с российской таможней (дело № А40-32818/2016) уточняла вопрос классификационной категории «умных» часов Apple Watch. Чиновники настаивали на обложении устройства 10% пошлиной как «наручные часы, приводимые в действие электричеством». Показ времени – не главная функция гаджета, возражала компания, предлагая классифицировать Apple Watch как «аппаратуру для передачи или приема голоса», которая, соответственно, в РФ в настоящее время пошлиной не облагается.

Состав

Часовые бренды. Люксовые: Breguet, Blancpain, Glashütte Original, Jaquet Droz, Léon Hatot, Omega, Tiffany Watch Co., Longines, Rado, Union Glashütte. Срединные: Tissot, ck watch & jewelry, Balmain, Certina, Mido, Hamilton, Endura, Tourbillon. Входные: Swatch, Flik Flak.

Производства. ETA (базовые часовые механизмы), Nivarox-FAR (подвижные часовые узлы), François Golay (детали для часов), Comadur (рубиновые оси и сапфировые стекла), Rubattel et Weyermann (циферблаты), MOM Le Prélet (циферблаты), Universo (часовые стрелки), Manufacture Ruedin (корпуса часов), Simon Et Membrez (корпуса часов), Lascor (футляры и браслеты), Novi (сборка механизмов и отделка часов), Swatch Group Assembly (сборка часов), DYB (ювелирное производство), EM Microelectronic (микросхемы), Renata (батарейки), Micro Crystal (микрогенераторы), Oscilloquartz (кварцевые генераторы), Swiss Timing (оборудование для спортивного хронометража).

Спасённые часы

Главный герой швейцарской часовой индустрии XX века вовсе не был потомственным часовщиком. Николас Хайек родился в Бейруте, в семье состоятельного дантиста. Здесь он познакомился с будущей женой, дочерью швейцарского промышленника Марианной Мезгер, вместе с которой в 1951 году переехал в деревню под Цюрихом. Сначала Хайек работал бухгалтером в перестраховочной компании Swiss Re, а через полтора десятка лет создал собственную консалтинговую фирму. Мудрые советы ливанца вскоре стали востребованы по всему миру. В частности, он помогал реорганизовывать AEG-Telefunken и Swiss Railways.

В начале 80-х к нему обратились швейцарские банкиры за консультацией по поводу двух часовых гигантов — SSIH и ASUAG. Первая продавала Omega и Tissot, вторая делала компоненты для часов. Несмотря на стомиллионные обороты, их бизнес год за годом приносил убытки. Азиатские компании Seiko и Casio завоёвывали всё большую аудиторию доступными ценами и приличным качеством. Хайек вспоминал, как однажды президент японской часовой компании сказал, что Швейцария не может производить часы, только сыр, и предложил купить часовые фабрики за 400 миллионов франков. Взбешённый консультант ответил: «Только через мой труп». Хайек был истинным патриотом швейцарской промышленности и верил в то, что, несмотря на глобализацию, страна может производить что-то, а не только принимать состоятельных туристов в своих горных шале.

Вместо японского поглощения Хайек предложил банкирам план слияния, предполагающий выпуск недорогих швейцарских часов. Это звучало как оксюморон, но консультант сумел убедить всех в своей правоте, и его поставили во главе объединённой компании. Разработкой таких часов уже занимались два инженера — Эльмар Мок и Жак Мюллер. Они придумали модель, в которой вместо 150 деталей была всего 51, это позволяло экономить на компонентах и, не теряя в качестве, продавать часы по 50 долларов. «Хайек не был часовщиком, но он смог увидеть потенциал у проекта», — вспоминал Мок. Он объединил производства, чтобы экономить ещё больше, а также придумал новый бренд Swatch — second watch. Недорогие вторые часы, которые не являются капиталовложением на всю жизнь, а просто отражают настроение владельца.

Ссылка на основную публикацию